Главное меню

Главная

Гражданский Форум

Публикации

Год Украины

Персоналии

Семинары

Rethinking Modernity

• Реформа образования

Поиск

О сайте

Регистрация

Авторам

  Поиск по сайту

_

  Наши друзья

Учебный центр ИГПИ

Интернет магазин чая RESIST.RU - сайт антиглобалистов информационное агентство

 

  Счётчики

 

 

 

 

Проблема новых религиозных движений
Автор: Дворников В.

 

Новые религиозные движения, широко распространившиеся за последние три – четыре десятилетия в мире, а в последние годы и в России до сих пор не получи-ли должного научного рассмотрения. Прежде всего это относится к вопросам термино-логии, классификации и генезиса рассматриваемого явления.

Как и в других сферах гуманитарного знания, значительные трудности в данной области представляет семантическое, знаковое обозначение понятий и явлений, отно-сящихся к различным эпохам и культурно-цивилизационным пластам. Большинство специалистов, занимающихся исследованием данной проблемы, выделяет следующий ряд терминологических сложностей:

1) отсутствие единого общепринятого термина необходимого для обозначения феномена новых религиозных движений;

2) необходимость определения чётких границ в использовании дополнительного научного инструментария, требуемого для решения поставленной задачи ( не может не настораживать субъективность и размытость границ в употреблении таких терминов, как "околокультовая среда", "религиозный калейдоскоп", "постмодернистский кок-тейль" и т.д.);

3) недопустимость неоправданного, эклектического соединения в терминологии элементов научных, богословских и мистических подходов;

4) недооценка со стороны отдельных исследователей необходимости использо-вания нейтральной (безоценочной) терминологии принятой в социологии религии;

В этой связи стоит отметить, что продолжающиеся в последнее время острые дискуссии вокруг правомерности использования термина "секта" обусловлены, во мно-гом непониманием вышеуказанных обстоятельств, а именно отсутствием четкого раз-граничения между богословским (миссионерским) и классическим научным подходом, разработанным в трудах М.Вебера, Э.Трёльча, Э.Дюркгейма и др. религиоведов. Оче-видно, что богословское определение секты, как отколовшейся социальной единицы, враждебной целому, неадекватно научному пониманию, выраженному в классическом делении "секта – церковь" (Э.Трёльч) и "секта – деноминация – церковь" (Р.Нибур), в котором данная религиозная группа рассматривается как первичный этап институали-зации религиозной организации (по степени рутинизации харизмы).

Обращает на себя внимание значительное отставание в данном вопросе отечест-венной науки от зарубежной, в частности - американской. В особенности не может не удивлять настороженное отношение со стороны отечественных специалистов к исполь-зованию термина "культ" введённому в научное обращение в значении специфической структурной формы религиозного новообразования Ховардом Беккером ещё несколько десятилетий назад. О целесообразности использования данного подхода во многом свидетельствует недавнее исследование специалиста Московского госуниверситета На-дежды Викторовны Пухи: "Типология религиозных групп и организаций в современ-ной американской социологии религии."

Концептуальный подход к проблеме терминологии, думается, заключается в вы-явлении наиболее значимых и универсальных понятий и определений, не исключая при этом возможности использования всего многообразия смысловых обозначений в качестве рабочих терминов.

Сложности терминологии во многом определяют объективные трудности, кото-рые возникают в процессе типологизации и классификации.

Во-первых, обращает на себя внимание наличие двух крайних типологических подходов. С одной стороны, наличие неоправданно расширенных классификаций, на-пример, 145 неокультовых направлений, указанных Т.Роззаком; с другой стороны не-оправданно зауженные классификации, например, деление "зарубежные – аутентичные секты" (А.Щипков) или "гностические – катарские секты" (А.Дворкин). В первом слу-чае типологизация нарушается невозможностью идентификации в качестве общего яв-ления религиозных, духовных, оздоровительных практик, элементов контркультуры, идеологических и научно-фантастических мифов. Во втором случае в качестве основ-ного критерия выделяется лишь один из признаков, причем не всегда определяющий.

Во-вторых, затруднения в решении проблемы связаны с выделением в качестве самостоятельных тех культовых типов, определяющие свойства которых фактически свойственны всем другим видам современных культов, например, синкретические культы" (Б.Фаликов), "неомистические культы" (Э.Филимонов) и др.

В-третьих, неоправданным выглядит выделение дополнительных типов культов, при недостаточной идентификации характера и свойств основных. Например, допусти-мо предположить, что при строгом определении неохристианских культов возможно автоматически отпадет необходимость выделять в качестве отдельных категорий "сата-нинские", "харизматические" и другие культы.

В-четвёртых, важное значение для решения данной проблемы может иметь вве-дение новых типологических обозначений, позволяющих кардинально разрешать ранее существовавшие трудности и противоречия. В качестве примера можно привести ис-пользование вошедшего в последнее время в научный обиход определения "надконфес-сиональные (вневероисповедальные) культы." Введение общего понятия, объединяю-щего различные культовые группы, свободные от конфессиональных (собственно ре-лигиозных) конструкций, во многом позволяет снимать многочисленные противоречия, существующие при описании секулярных и гражданских форм неокультовых проявле-ний.

И наконец, определённые сложности связаны с несоответствием обозначения типа культов и характеризующих их основных признаков. Данное положение наглядно иллюстрирует введенное в науку ещё в сер. 80-х годов профессором Львом Николаеви-чем Митрохиным понятие религии "Нового века". Среди характерных признаков, опре-деляющих данный тип, указывалось на наличие харизматического лидерства, эсхатоло-гической доктрины, особой организационной формы, применения техник контроля над поведением и т.д., то есть, собственно говоря, те признаки, которыми большинство со-временных антикультовых авторов определяют "деструктивные культы" или "тотали-тарные секты". Более конструктивным, в данном случае, представляется подход, пред-ложенный в настоящее время профессором Людмилой Ильиничной Григорьевой. На-стаивая на необходимости использования этого понятия она выделяет не только при-знаки, позволяющие объединить религии "Нового века" в единую группу, но и акцен-тирует внимание на тех свойствах, которые показывают их принципиальную новизну: универсалистско-экуменические тенденции, наличие собственного оригинального уче-ния, межконфессиональная терпимость, ярко выраженная экологическая и футурологи-ческая направленность. Следует заметить, что особое значение данная методологиче-ская определённость приобретает в силу неоправданного и произвольного использова-ния в последнее время в СМИ теософского термина "Новый век" ( New Age).

В вопросах возникновения и распространения новых религиозных движений конструктивную роль может играть использование исторического эволюционного под-хода. Отправным моментом в его использовании, вероятно, может стать проведение чёткой демаркационной линии между понятиями традиционной религиозной идеологии и нетрадиционной. Особую актуальность при этом приобретает не только выявление критериев их различия, но и определение точки отсчёта такового. Первоочередными задачами, стоящими перед исследователем в данном вопросе являются:

1) определить имеет ли место разрыв единой религиозной традиции;

2) выяснить происходит ли трансформация в рамках старой системы либо идет становление новой религиозной традиции;

Ключом к решению данной проблемы станет, возможно, понимание взаимосвя-зи и взаимообусловленности данных процессов. Большой вклад в решение данного во-проса был внесён одним из крупнейших современных социологов Робертом Беллой. Выделяя пять ступеней в развитии религии (примитивная, архаическая, историческая, раннесовременная, современная), он обращает внимание, что все эти эволюционные формы самоценны и равнозначны и, что главное, в полной мере, хотя и в разной степе-ни представлены в современном обществе. Данное утверждение даёт возможность сто-ронникам эволюционного подхода выделяя в качестве новых религиозных движений всю совокупность религиозных новообразований, возникших в Европе и США пример-но с 60-х годов ХХ века, рассматривать их как составную часть единого генетического процесса, обусловленную предшествующими этапами развития. Отталкиваясь от тео-рии Р.Беллы, связывавшего возникновение раннесовременной формы религии с нача-лом протестантского движения в христианской Европе, можно выделить три этапа формирования современных нетрадиционных культов:

1) зарождение неохристианской и надконфессиональной религиозной идеологии ( с XVIв. - начало Нового времени );

2) возникновение неоориенталистских, неохристианских и надконфессиональ-ных культов ( с последней трети XIXв. – начало эпохи империализма );

3) распространение неохристианских, неоориенталистских, надконфессиональ-ных, этнических, культов "Нового века" ( с 60-х годов ХХв. – постиндустриальная эпо-ха).

Принимая во внимание условность принятых хронологических рамок, всё же обращает на себя внимание тождественное соответствие указанных границ периодам смены научно-мировоззренческих парадигм и началу трёх научно-технических рево-люций ( Т.Кун . "Структура научно-технических революций").

Нужно отметить, что используя данный типологический подход нет необходи-мости выделять в качестве отдельных категорий "новые нетрадиционные религии" и "старые нетрадиционные религии", что делается многими современными отечествен-ными исследователями ( Е.Балагушкин., М.Штерин и др.)

Возвращаясь к теории Р.Беллы необходимо отметить, что детально и тщательно описывая первые четыре этапа эволюции религии он оставляет за рамками исследова-ния выявление различий между раннесовременой и современной формами религий , выдвигая основным аспектом идею гражданской религии ( на примере современного американского общества). В рамках данной концепции не представляется возможным ответить на главный вопрос, что представляет собой рубеж 60-х годов ХХв : либо воз-никновение новой постиндустриальной (постхристианской) идеологии, либо очеред-ную ступень в становлении уже традиционной секулярной религиозной идеологии.

Следует заметить, что в отечественной и зарубежной науке нет единой точки зрения на сей счет. О причинах "взрывообразного"( по выражению Л.Н.Митрохина) распространения в 60-е годы ХХв новых религиозных движений многими авторами в различное время высказывались самые разные токи зрения. В качестве причин, объяс-няющих данный социо-культурный феномен выдвигались:

1) смена духовной и социально-нравственной парадигмы постиндустриального общества ( Э.Тоффлер);

2) реанимирование мистических экстатических элементов религиозных практик (Р.Элвуд);

3) последствия формирования "рынка религиозных услуг" и активизации ком-мерческих элементов современных религий (Т.Лукман);

4) проявления асоциальной (деструктивной) религиозности (У.Мартин);

5) проявление современных тенденций в развитии религиозных процессов (се-куляризация, синкретизация, плюрализация ) (Б.Фаликов) и мн. др.

Не вызывает сомнение правомерность и обоснованность данных подходов. В то же время нельзя не заметить их очевидную недостаточность. Учитывая всю сложность и диалектическую противоречивость данной проблемы, особую актуальность в данном случае приобретает необходимость использования системных подходов и концепций. В той или иной мере эту позицию разделяет большинство крупнейших специалистов-религиоведов ( А.Тойнби., М.Элиаде, А.Баркер., Д.Икеда., Р.Старк и др).

Как и в вопросах классификации, наибольшее опасение вызывает конфронтация между представителями двух полярных позиций: 1) НРД – позитивный процесс, един-ственно способный остановить "технократическую гибель мира"; 2) НРД – негативный процесс, свидетельствующий о духовной болезни и нравственной деградации совре-менного общества.

Использование системного подхода в исследовании новых религиозных движе-ний предполагает мобилизацию и привлечение для решения данной задачи всех заин-тересованных специалистов: философов, социологов, историков, психологов, культу-рологов, правоведов. Как отмечают многие учёные, процесс распространения новых религиозных движений следует рассматривать, прежде всего, в русле широко пред-ставленных в современном обществе процессов: секуляризации, аккультурации и гло-бализации.

В заключении необходимо отметить, что в отличии от начала ХХв., когда боль-шинство великих мыслителей того времени (от М.Вебера до З.Фрейда) выступало с за-явлением о неизбежном скором отмирании религии и замене её наукой, в начале XXIв. отношение к религии со стороны научного сообщества существенно изменилось. По словам крупнейшего американского религиоведа Ханса Кюнга, " религия и наука сего-дня столько же противоречат друг другу, сколько религия и политика". Исходя из это-го очевидно, что несмотря на относительно небольшой процент последователей НРД в настоящее время по отношению к конфессиональной популяции в целом ( по различ-ным оценкам от 100 до 250 млн.), прежде всего, в силу динамичного роста и интенсив-ности культовой практики данная проблема не может не вызывать к себе повышенного научного внимания.

Войдёт ли процесс образования НРД в русло конвергенции и синтеза различных религий; станет ли преобладающей тенденция непрерывного дробления и раскалыва-ния традиционной религиозной идеологии; являемся ли мы свидетелями зарождения новой, возможно нерелигиозной (гражданской) идеологии, покажет будущее.