Главное меню

Главная

Гражданский Форум

Публикации

Год Украины

Персоналии

Семинары

Rethinking Modernity

• Реформа образования

Поиск

О сайте

Регистрация

Авторам

  Поиск по сайту

_

  Наши друзья

Учебный центр ИГПИ

Интернет магазин чая RESIST.RU - сайт антиглобалистов информационное агентство

 

  Счётчики

 

 

 

 

Четыре интерпретации современного мира
Автор: Гордеев В.С.

 

Мы переживаем небывалую по своей мощи революцию. В по-следнее десятилетие новые производительные силы привнес-ли невиданные изменения. Создаваемое на наших глазах глобаль-ное сообщество изменяет мир радикальнее и быстрее, чем все от-крытия и научные прорывы прежних веков. Скорость и глубина перемен бросают вызов способности человека и человечества ори-ентироваться в окружающем мире, обозначить координаты пере-живаемого этапа, соответствующим образом адаптировать свое сознание. Иными словами, стремительно меняющийся мир нуж-дается в объяснении. Признание этой необходимости звучит с раз-ных сторон. Скажем, Пол Кеннеди и Джон Льюис Геддис из Йельского университета (США) признают: мир нуждается в большем обобщении разнонаправленных процессов, обобщении современ-ных проблем. Те, кто думает о смысле уничтожающего все преж-ние догмы интеллектуального урагана, “понимают, что все в мире взаимосвязано. Но где найти тех, кто способен на масштабное обоб-щение? Доминирующая тенденция в университетах и в аналити-ческих центрах - концентрация на частностях. Но возникают сомнения относительно обобщений: без них нас ожидает разоча-рование - у нас не будет стратегии. А без стратегии возможен лишь дрейф в неведомом направлении. И если мы желаем быть не жертвами безымянных сил, а их координаторами и хозяевами, мы должны ясно представить себе происходящие процессы, крушащие все знакомые нам структу-ры. Г. Киссинджер приходит к выводу, что для понимания мира “нужно противостоять узким экспертам”. Мы видим, что ката-лизаторами выступают технологические перемены, но куда идет процесс, каковы вызывающие его силы, на что могут рассчиты-вать победители и на что обязаны согласиться его жертвы?

Тенденция узкой специализации уступает место попыткам адекватного обобщения. Нобелев-ский лауреат М. Гелл-Манн утверждает, что мир нуждается в людях, считающие важным серьезно и профессионально обозреть обобщен-ную картину, специалистах, чья профессия предполагает умение со-вмещать различные измерения, давать обобщенный взгляд на це-лое, что должна вызреть новая генерация, которая обобщит проис-ходящее. И процесс осмысления уже начался.

Мир, наступивший после окончания “холодной войны”, полу-чил пока четыре действительно убедительные интерпретации. Пер-вую еще на раннем этапе дал историк П. Кеннеди в работе “Подъем и падение великих держав” (1988). Смысл ее в том, что все главен-ствующие державы мира проходили фазу подъема, движения по плато могущества, испытывали неизбежное имперское перенапря-жение и устремлялись к фатальному закату. Лидеры нашего вре-мени, триумфаторы “холодной войны”, не избегнут подобного же движения - такова логика истории. И чем жестче имперский конт-роль и шире его зона, тем быстрее наступает момент перенапряже-ния, за которым следует отказ от имперских амбиций.

Вторую попытку объяснить новый мир предпринял американ-ский социолог Ф. Фукуяма. Он считает, что экономические силы ранее породи-ли национализм, заменяя класс национальными барьерами, со-здавая централизованное, лингвистически гомогенное сообщество. Эти же экономические силы в современный период подталкивают к крушению национальных барьеров посредством создания единого интегри-рованного мирового рынка. Сокрушение национализма всего лишь вопрос времени. Глобальные экономические силы создают новый, более цельный мир, оставляющий государства в сторону, посколь-ку капитализм требует адекватно образованной рабочей силы, требует мобильности как фактора роста производительности труда. Изображаемые Фукуямой индивидуумы будущего лишены “тимоса” - необходимости признания другими. Эта перемена в характере личности ведет к триумфу космополитизма, культурной гомогенности людей, презревших государственные границы.

В его парадигме история получает окончательный вопрос, какой должна быть цель. Теперь поиски целей скучны, поскольку они заведомо известны: политический либерализм и капитализм свободного рынка. Интерес представляет лишь способ достижения этих целей. Но не является ли этот вывод для особого и неповторимого мира невероятного технологического и информационного ускорения, происходящего в последнее десятилетие двадцатого века, слишком плоским? Производительные силы не изменяют глобальную картину мира в кратчайшие сроки, демонстрируя невероятное разнообразие выходов к вершинам технологического могущества и инвестиционной привлекательности. Жизнь показала, что несколько прежде “потерянных для прогресса” стран обладают феноменальной способностью извлечь из своего цилизационно-политического разнообразия максимум эффективности. Неожиданно обнаружилось, что прежние авторитеты зашли в тупик.

Третью интерпретацию происходящего в мире после оконча-ния глобального противостояния дает гарвардский профессор С. Хантингтон, взглянувший на мир сквозь призму противостоя-ния нескольких цивилизаций, увидевший новую мощь культур-ных сил, создающих свой собственный мир, колоссальные цивилизационные общности. Этика государственной лояльности заменяется пафосом более широкой культурной идентичности, ци-вилизация заменяет нацию-государство в качестве основного исторического фактора. Эта парадигма отрицает устойчивость космо-политизма, искусственного “мира Давоса”. Мировая космополитическая элита едина в своей вере в индивидуализм, рыночную экономику, политическую демократию - общие для западной ци-вилизации понятия. Люди Давоса контролируют практически все международные институты, многие из мировых правительств, в их распоряжении основная часть мирового экономического и во-енного потенциала. Но эта историческая сила не может встать во главе процесса сближения стран, объединенных языком, рели-гией, традициями, историей, ради самозащиты перед лицом по-глощения.

Новый мир заставил народы и страны вернуться к традиционным основам, а отнюдь не привел их к некоему общечеловеческому знаменателю. Наиболее очевидная, наиболее важная и мощная причина глобального религиозного подъема проявляется в том, что виделось причиной грядущей смерти религии: процесс социальной, экономической и культурной модернизации, которая пронес-лась над миром во второй половине двадцатого века. Прежние ис-точники идентичности и системы подчинения властям разрушены. Люди на своем пути из деревень в города оторвались от своих кор-ней, получая новую работу или оставаясь безработными. Они пользуются влиянием среди огромных толп таких же лишивших-ся корней людей и создают с ними новые взаимосвязи. Они нуж-даются в новом источнике идентификации. Для Хантингтона создание единой глобальной экономико-политической системы принципиально невозможно.

Существует четвертое мирообъяснение. В этой парадигме главную роль играет скорость восприятия технологического обновления. Речь идет о мировой глобализации – цепи экономических и технологических перемен, понижение барьеров между государствами ради взаимообмена, порождаемых новых законах, особенностях и феноменальных чертах. Термин “глобализация” является метафорой, придуманной для выяснения смысла и понимания природы современного капи-тализма. Этот термин предполагает сознательный отбор аналити-чески ярко выраженных явлений и процессов. По определению Международного валютного фонда, глобализация - это в возрас-тающей степени интенсивная интеграция как рынков товаров и услуг, так и капиталов.

Согласно более широкому определению, глобализация - доми-нирующая после окончания “холодной войны” единая общемировая система, возникшая в результате слияния национальных экономик, основанная на беспрепятственном перемещении капитала, на ин-формационной открытости мира, быстром технологическом обновлении, на понижении тарифных барьеров, либерализации движения товаров и капитала, на коммуникационном сближении, планетарной научной революции, межнациональных социальных движениях, новых видах транспорта; реализации телекоммуни-кационных технологий, интернациональном образовании. Значи-тельное внимание в этом определении придается применению новых (часто обращенных к информатике) технологий в процессе производства, менеджмента, организации и коммуникаций на уровне корпораций, общества и государства.

Таким образом, на современный период мы можем выделить четыре наиболее используемых интерпретации современного мира, оценивающие его состояние. Наиболее перспективной для изучения нам представляется последняя, требующая осмысления со стороны ученого сообщества, всестороннего и комплексного осмысления.