Главное меню

Главная

Гражданский Форум

Публикации

Год Украины

Персоналии

Семинары

Rethinking Modernity

• Реформа образования

Поиск

О сайте

Регистрация

Авторам

  Поиск по сайту

_

  Наши друзья

Учебный центр ИГПИ

Интернет магазин чая RESIST.RU - сайт антиглобалистов информационное агентство

 

  Счётчики

 

 

 

 

Новые информационные технологии – новая политическая реальность, новые вызовы
Автор: Галян Н.

 

Качественные изменения в процессах сбора данных, их переработки в информацию и распространении этой информации составляют основу информационной революции, которая по природе своей глобальна. Она ведет к созданию единого мирового пространства, привносит изменения в политическую, экономическую, социальную, культурную жизнь многих стран мира. Стремительный технологический прогресс привел к колоссальному снижению скорости и стоимости обработки и передачи информации. Информация сейчас является одним из главных факторов владения современным миром, стратегическим ресурсом.

В сфере мировой политики информационная революция не оказала децентрализующий эффект на межгосударственные отношения, не превратила мировую политику в новую политику всеохватывающей комплексной взаимозависимости. Наблюдается противостояние индустриально и технологически богатого Севера и бедного Юга. Эволюция ИКТ с каждым годом уменьшает шансы тех стран, которые сегодня отстают в глобальной коммуникационной гонке. Существенной причиной, ограничивающей революционный эффект информации, является то, что могущественные государства имеют возможность использовать свои ресурсы для защиты собственного доминирующего положения. Наличие передового научного и промышленного базиса позволило богатым странам - в первую очередь США - значительно быстрее выйти на информационные технологии, нежели это сделали их более бедные конкуренты. Управление информационными потоками превращается в решающий фактор завоевания, сохранения и удержания власти. В обозримом будущем США займут здесь безусловно лидирующую позицию, поскольку уделяют колоссальное внимание информационной сфере. Геополитические успехи США сейчас (практически сформировался «однополярный мир» во главе с единственной сверхдержавой - США) определяются не столько их военной и экономической мощью, а прежде всего информационной мощью и установлением контроля над основными информационными и культурными процессами в мире.

Вторая тенденция развития ИР состоит в том, что дешевизна информационных потоков привела к фундаментальному изменению каналов коммуникации в международном масштабе. Негосударственные субъекты, действующие в международном масштабе, имеют существенно лучшие возможности для организации и распространения своих взглядов. Государства становятся просто более проницаемыми и менее похожими на "black boxes". Политикам приходится все труднее сохранять соответствующую иерархию внешнеполитических тем.

В-третьих, "мягкая" власть, или сила убеждения, приобретет более важное значение, чем это было в прошлом, в сравнении с "жесткой" властью, или силой принуждения, поскольку достоверность становится основным ресурсом правительств и неправительственных организаций.

Информационно-технологическая революция дает, к сожалению, и целый ряд угроз, способных предстать реальным дестабилизирующим фактором любой политической системы. И именно в качестве ответа на новый техногенный вызов, политическая система в целом и ее властные институты будут все более тяготеть к тотальному контролю за населением и процессами в обществе, поскольку иных рецептов нейтрализации угроз пока нет. О каких угрозах идет речь? Для краткости, исходя их особенностей генезиса, разделю их на два блока: внутри- и внесистемные структурированные и периферийные неупорядоченные.

Признаком первого блока является целенаправленность, организационность, централизованность и другие признаки упорядоченных действий государства. Это спланированная информационно-психологическая атака на конкретную политическую систему со стороны конкурирующего государства (цивилизации, транснациональной структуры), или деструктивная работа внутригосударственных оппозиционных сил, проводимая соответствующими методами. Но даже опосредованные действия по сбору и компьютеризированному экспертному анализу открытой информации способны причинить реальный ущерб той или иной стране. Примером может служить не столь давний скандал в европейской прессе по поводу американской глобальной системы электронной разведки «Эшелон», в результате работы которой в интересах американского бизнеса были сорваны крупные финансовые операции европейских фирм.

Важно заметить, что неотъемлемой чертой современного государства (как инструмента проведения политики сохранения территориальной целостности и уникального образа жизни общества) является его крайняя уязвимость перед лицом внешнего вмешательства и агрессии со стороны не только других государств, что в большей степени было свойственно предыдущим этапам международных отношений, но и групп, и индивидуумов, которые по тем или иным причинам находятся в оппозиции к существующему общественному строю. Территориальная близость к границам и наличие значительных материальных, военных и человеческих ресурсов больше не являются необходимым условием эффективного разрушения социальной ткани общества. Интернет упрощает информационное проникновение в любое общество, а его содержание влияет на членов этого общества, соответственно делает задачу управления государством чрезвычайно сложной. В качестве примера можно упомянуть сайт www.kavkaz.org, с помощью которого происходит распространение информации, которая наносит ущерб российской безопасности в степени не меньшей, чем действия боевиков. Подобное информационно-пропагандистское вмешательство в прошлом было бы невозможно без привлечения колоссальных финансовых ресурсов. Напротив, в эру Всемирной Паутины на эффективное и продолжительное разрушение социальной жизни общества требуются минимальные ресурсы, а сам источник информации, сайт, может размещаться в любой точке планеты при условии подключения в телекоммуникационной сети.

В эру информации может осуществляться устойчивое информационное воздействие на население страны со стороны зарубежных культур. Причем очевидно, что различные государства имеют далеко не равные возможности формировать общественное мнение посредством интернета. На сегодняшний день США доминируют и опережают другие государства в интернет-пространстве. Соединенные Штаты обладают, по меньшей мере, тремя преимуществами в сфере определения содержания информационных ресурсов интернета. Во-первых, они имеют преимущество первопроходца; во-вторых, колоссальные финансовые потоки, направляемые частным и государственным капиталом на развитие информационной и технологической базы США, быстрое расширение сфер влияния по всему миру способствуют укреплению американских позиций. В-третьих, английский язык определяет содержание интернета, становясь в гораздо большей степени универсальным средством общения и коммуникации. Всемирная Паутина остро ставит вопрос сохранения национальных культур и языка; вряд ли какие-либо другие языки смогут составить конкуренцию английскому, и интернет вероятнее ускоряет процессы глобализации влияния английского языка и, соответственно, определенной культуры.

К сожалению, Россия не может определять содержание информации в глобальном интернет-пространстве и противопоставить эффективную стратегию влиянию сил извне, но тот факт, что свободный и быстрый доступ к информации на русском языке, помещенной в интернете, имеют также и русскоговорящие жители других стран, прежде всего стран СНГ, может и должен быть использован в национальных интересах России как одно из средств упрочнения позиций и укрепления сотрудничества со своими непосредственными соседями. Это отвечает задачам, поставленным в первом пункте «Доктрины информационной безопасности РФ», которая была утверждена президентом в сентябре 2000 года.

Относительно внутрисистемных угроз – здесь, к сожалению, новейшая история электоральных процессов в РФ всему миру явила образчик торжества манипулятивных технологий, когда афоризм об обезьяне, которую за год можно сделать президентом (и наоборот), приписываемый СМИ Б.А. Березовскому, принимает реальное воплощение. Политическое движение во главе с Ю. Лужковым и Е. Примаковым, несмотря на значительные финансовые и информационные ресурсы, наличие реальных харизматичных лидеров, в течение двух месяцев 1999 г. превратилось из реальной политической альтернативы ельцинскому политическому режиму в маргинальный субъект политического процесса.

Теперь рассмотрим следующий блок информационных угроз, обозначенных как периферийные неупорядоченные. Они представляют также серьезную опасность, поскольку сама неструктурированность, диффузный характер и непрогнозируемое возникновение крайне затрудняют стратегию политической защиты от них. В данную классификацию попадают социально-политические явления самого широкого спектра, от международного политического терроризма, до аполитичных или политических хакерских кланов.

Парадоксально, но развитие глобальных систем электронной связи повысило физическую уязвимость прежде всего такой передовой в данной области державы, как США. Несмотря на плотный контроль за передаваемой в интернет информацией, несмотря на наличие многих программ интеллектуального поиска заданной информации в колоссальном массиве данных, несмотря на развитие программно-аппаратных средств, позволяющих получать анонимный доступ почти к любым трафикам, спецслужбы США оказались бессильны перехватить и упредить приказы Усамы бен Ладена об очередных терактах, зашифрованных в курсирующих по сети порнокартинках и спортивных фотографиях. Благодаря системе беспроводного доступа в глобальную сеть, современный политический терроризм стал более мобилен и неуязвим для операций возмездия. Теперь для проведения акций террористическим группировкам требуется гораздо меньше времени, людских и финансовых средств, чем ранее. Идеологи терроризма могут вести пропаганду, вербовать новых адептов, а лидеры управлять конкретными теракциями с территории, недоступной для операции спецслужб.

Несмотря на все усилия спецслужб, регулярно получают огласку случаи несанкционированного доступа компьютерных преступников в секретной государственной и просто приватной информации, от кражи программ управления американскими спутниками, до полных личных данных бизнесменов, собравшихся на форум в Давосе. Учитывая, что подобные факты выявляются в основном случайно, можно предположить, что выявленные киберпреступления в области кражи конфиденциальной информации разного уровня не более чем вершине айсберга. Вот пример.

Сотрудники правоохранительных органов Москвы провели широкомасштабную операцию, направленную на пресечение нарушений авторских прав и кражи конфиденциальной информации с использованием возможностей интернета. В ходе расследования был обнаружен русскоязычный сервер, территориально располагавшийся в Сан-Франциско (США), с которого предлагались к продаже конфиденциальные информационные продукты. В частности, предлагался к продаже ряд закрытых для общего пользования служебных баз: "Лабиринт" (база данных о политиках и их биографиях), база "Лунар" (телефоны и справочная информация о руководящем составе МВД, налоговой полиции, правительства, прокуратуры, Газпрома и пр.), база "БТИ" (собственники жилья в Москве), база "ГИБДД" (полные данные по автовладельцам Москвы) и другие. Сотрудниками милиции была разработана легенда, и после длительного общения через интернет владелец сервера согласился продать ряд баз при личной встрече и был задержан.

В мировом киберсообществе уже сложились интернациональные кланы хакеров, преследующих в сети политические или околополитические цели. Например, известны разрушительные действия т.н. группы «Электрохиппи», блокировавшие освещение в интернет саммита членов WTO в Сиэтле. Надо отметить, что борьба с преступлениями в области информационных технологий уже сейчас стала полновесной «головной болью» и демократических, и достаточно авторитарных стран. В Великобритании в «Законе о терроризме 2000 года» жесткому наказанию подлежат действия, способные быть классифицированы как серьезное несанкционированное вмешательство в работу электронной системы. Эксперты ожидают, что данный закон не только затруднит действия экстремистов с территории Великобритании, но и сделает невозможным «войну компроматов и дезинформации» в сети во время предвыборных кампаний.

В КНР действует целая система государственных организаций по борьбе с нежелательным для правительства информационным воздействием в интернет. Конкретные шаги, опирающиеся на уже заметно проработанную законодательную базу, предусматривают как смертную казнь или длительные сроки тюремного заключения (10 лет) за распространение в сети информации, классифицируемой как «секретная», так и прямое разрушение «идеологически вредных» источников информации. Законы КНР жестко контролируют попытки иностранных компаний принять участие в интернет – бизнесе на территории Китая, будь то в форме инвестиций или поставок аппаратных средств.

Интернет как уникальное историческое явление будет определять развитие многих аспектов в общественной жизни, поэтому формирование политики в сфере технологий должно учитывать связь между передовыми технологиями и геополитическими приоритетами страны. Осознание того факта, что содержание и инфраструктура доступа к ресурсам интернета могут быть использованы в качестве механизма давления или вмешательства во внутренние дела государств или проведения враждебной внешней политики, не должно ни в коем случае привести нас к отказу от интеграции в мировые экономические и технологические процессы или самоизоляции. Ценой подобной изоляции может стать утрата возможности иметь доступ к передовым технологиям, что грозит неизбежным экономическим, технологическим и социальным отставанием от передовых обществ. Напротив, наши усилия должны быть направлены на формулирование стратегии в области интернета, которая бы позволила использовать существующие ограниченные финансовые ресурсы для достижения и сохранения в будущем технологического паритета с ведущими интернет-державами. Необходимо в полной мере понимать, что решения, принимаемые сегодня, возможно, будут определять геополитическое и стратегическое положение общества в обозримом будущем.