Главное меню

Главная

Гражданский Форум

Публикации

Год Украины

Персоналии

Семинары

Rethinking Modernity

• Реформа образования

Поиск

О сайте

Регистрация

Авторам

  Поиск по сайту

_

  Наши друзья

Учебный центр ИГПИ

Интернет магазин чая RESIST.RU - сайт антиглобалистов информационное агентство

 

  Счётчики

 

 

 

 

Христос contra Цезарь
Автор: Урусиков Д.

 

Осмысление современности

Современность? Если даже и знать, что она такое, всё же ещё неизвестно, для кого она является существующей. И вообще-то, можно ли говорить о современности в единственном числе без указания принадлежности к чему-либо? В переводе, чья современность? Так осмысление чьей современности? Конечно, не человечества. И поверите ли, я вот, например, уверен, что вы знаете интуитивно, чья это собственно современность, только, может быть, немного боитесь сказать это самому себе, ибо выйдет-то, что она окажется вовсе и не ваша. То есть здесь вы лица в высшей степени заинтересованные, а, значит, и трудно от вас ждать объективности.

Современность есть феномен весьма определённый, не только во временном отношении, но и в пространственном, а главное – в духовном. И эта современность имеет имя - Запад (т.е. Европа и Северная Америка). И здесь я возвращаюсь к тем вещам, которые говорились уже около века назад. Я имею в виду Данилевского, Шпенглера и отчасти Тойнби (хотя последний как настоящий англичанин всё умертвил, запихнул в схему), именно культурно-исторический подход, отрицание идеи единого мирового прогресса, отношение к миру, истории, культуре, как к множеству замкнутых организмов (типов у Данилевского, цивилизаций у Тойнби), выражающих коллективную душу народа и проходящих определённый жизненный цикл.

Так вот, целому миру навязана одна частная, западная современность. И она выдаёт себя за современность всеобщую. Но вот, как житель «деревеньки» Елец, заявляю, что я по существу никакого отношения к их современности не имею, разве только боком. Мы только играем в их игру, по их правилам, мы участвуем в их истории. Шпенглер называет это псевдоморфозой. Но ведь кроме Запада должны быть ещё другие исторические субъекты с собственной современностью. Запад – это ещё не весь мир. Но всё не так просто, тут вопрос такой: может ли кто-либо в мире противопоставить западной современности свою современность? Дело в том, что у кого-то ещё нет собственной современности, а у кого-то уже нет. Для тех, у кого уже нет, а это Китай, Индия, исламский мир, чей исторический цикл давно кончился, тем вовсе и не важно, несут ли они на себе или нет печать чужой современности. Другое дело Россия, культура будущего, молодой культурно-исторический организм, ещё не раскрывший себя. У нас свои истины, своя будущая история. Эти искры нашей современности проблёскивали у славянофилов, Достоевского, в русской религиозной философии, безусловно, в победах над Наполеоном и Гитлером и во многом другом. И оценивать нашу просвещённость нужно не по тому, насколько сильно мы восприняли Запад, но по тому, сколько его влияния нам удалось избежать.

Три иллюзии:

1) «Восточная Европа». Но это всё славянский народ. Так какая же это Европа?! Советский союз достиг того, о чём мечтали славянофилы: объединения всех славянских народов. А теперь говорят, что мы кого-то захватили. Восточная Европа, таким образом, есть Западная Русь.

2) «Развитые страны», «западная цивилизованность», «общечеловеческие ценности». Всё это галиматья. К примеру, какие же это общечеловеческие ценности, если у них Бога-то нет, если у них Бог-то умер. Мы уже были свидетелями этой западной цивилизованности в середине 20 века, когда в Европе такое варварство разразилось, что ой-ой. Общечеловеческие ценности, таким образом, суть форма проталкивания проекта западного мира. Под видом общечеловеческих ценностей идёт пиар Запада.

3) «Глобализация». Глобализация подразумевает глобальность не только прав, но и обязанностей. Это социальный груз в масштабах мира. Кто и на чей счёт будет кормить Африку, к примеру? Кроме того, это отсутствие границ. А значит в перспективе, например, китаизация всего мира. Кто на это пойдёт? То есть глобализация в идеале утопия. И что же мы тогда будем иметь в реальности? А вот что, глобализацию не для чего, но от чего. Весь мир по отношению к центру, мировому государству, избранной нации, станет периферией. То есть Новый Рим.

Теракт

Что касается, теракта 11-го сентября. «Им нравится, что он убил» (Достоевский «Братья Карамазовы»). Специально, на следующий день после взрывов, я ходил и спрашивал у знакомых студентов, даже у ректора: «Как вы к этому относитесь?». Все говорили: «Да, да, здорово». Нет, конечно, официальные лица были осторожны, но даже они согласились, что это в своём роде вещь выходящая за рамки обыденности.

«Ведь глуп человек, глуп феноменально. То есть он хоть и вовсе не глуп, но уж зато неблагодарен так, что поискать другого, так не найти. Ведь я, например, нисколько не удивлюсь, если вдруг ни с того ни с сего среди всеобщего будущего благоразумия возникнет какой-нибудь джентльмен с неблагородной или, лучше сказать, с ретроградной и насмешливою физиономией, упрет руки в боки и скажет нам всем: а что, господа, не столкнуть ли нам все это благоразумие с одного разу, ногой, прахом, единственно с тою целью, чтоб все эти логарифмы отправились к черту и чтоб нам опять по своей глупой воле пожить!» (Достоевский «Записки из подполья») Вот мне этак и представляется некий ретроградный бородатый мусульманин с Кораном в руке где-нибудь в деревеньке под Кабулом. Что бы там ни было, а я хотел бы видеть в этом терракте протест живой жизни против той схемы, которую навязывает миру США.

Да, я против убийств и войн, но я за Наполеона. Можно не любить Гитлера, но нельзя его не уважать. В мире духа красотой является истина, в мире политики – эффективность. «Мein Kampf» Гитлера говорит только об этом. «Воля к власти» - последний духовный тезис Запада. Ницшеанство. Но у Ницше «воля к власти» была ещё пронизано романтическим духом 19 века. Поэтический сверхчеловек, смысл земли. 20 век низвёл эту идею до реальности. Власть, как деньги и сила.

Цивилизация

В 19 веке на Западе произошёл окончательный переход от культуры к цивилизации. «Эти идеалы нужно разбить вдребезги; чем громче будет треск, тем лучше. Твердость, римская твердость - вот что начинает господствовать в мире. Ни для чего другого скоро не останется места. Искусство? - Да, но из бетона и стали. Поэзия? - Да, но поэзия людей с железными нервами и неумолимой глубиной взгляда. Религия? - Да, но в таком случае возьми свой молитвенник в руки, а не Конфуция на веленовой бумаге, и иди в церковь. Политика? - Да, но политика государственных мужей, а не исправителей мирового порядка. Все остальное не в счет. А главное - никогда не забывать, что мы, люди нашего века, имеем за собой и что перед нами. Другого Гете у нас, немцев, больше не будет, но будет – Цезарь» (Шпенглер «Пессимизм ли»)

Да, на Западе в 19 веке в сравнении с 18 веком уже не было ничего равного Канту и Гёте, но были ещё Шопенгауэр, Ницше, Ибсен. В 20 же веке нет ничего равного уже Шопенгауэру, Ницше, Ибсену. Да, Запад в культурном отношении умер, но ещё не вообще. В 20 веке не было Гёте, но были полёты в космос, изобретение атомной бомбы, компьютер. Вот, что значит, переход от культуры к цивилизации (противопоставление по Шпенглеру). Теперешняя западная современность суть цивилизация. Кто не видит этого, тот слеп и с тем не о чем говорить. «Я хочу в Европу съездить, и ведь я знаю, что поеду лишь на кладбище, но на самое, на самое дорогое кладбище, вот что! Дорогие там лежат покойники, каждый камень над ними гласит о такой горячей минувшей жизни, о такой страстной вере в свой подвиг, в свою истину, с вою борьбу и в свою науку, что я, знаю заранее, паду на землю и буду целовать эти камни и плакать над ними» (Достоевский «Братья Карамазовы»).

Так вот про Цезаря. Политика Америки в Ираке, Афганистане, на Балканах – это империализм, то есть современный цезаризм. Цивилизация предполагает идею расширения.

Христос contra Цезарь

Но если Запад в культурном отношении умер (его ещё, кстати, должно похоронить), то это не значит, что всё, конец истории. Будущее, духовное будущее за Россией. Но, подчеркну, не Идея ради России, но Россия ради Идеи. Суть отношений России и Запада в новом тысячелетии: Христос contra Цезарь. Русский Христос contra Цезарь западной цивилизации. Столкновение культуры и цивилизации. Но даже сказать так «Христос contra Цезарь» это слишком по-современному, это постмодернизм, это опять-таки язык Запада. На их языке русскую идею назвали бы русским проектом, а озарение - революцией понимания. Но настоящий русский человек сказал бы по этому поводу, наверное, так: «Славянофильство означает и заключает в себе духовный союз всех верующих в то, что великая наша Россия, во главе объединенных славян, скажет всему миру, всему европейскому человечеству и цивилизации его свое новое, здоровое и еще неслыханное миром слово. Слово это будет сказано во благо и воистину уже в соединение всего человечества новым, братским, всемирным союзом, начала которого лежат в гении славян, а преимущественно в духе великого народа русского, столь долго страдавшего, столь много веков обреченного на молчание, но всегда заключавшего в себе великие силы для будущего разъяснения и разрешения многих горьких и самых роковых недоразумений западноевропейской цивилизации» (Достоевский «Дневник писателя»).