Главное меню

Главная

Гражданский Форум

Публикации

Год Украины

Персоналии

Семинары

Rethinking Modernity

• Реформа образования

Поиск

О сайте

Регистрация

Авторам

  Поиск по сайту

_

  Наши друзья

Учебный центр ИГПИ

Интернет магазин чая RESIST.RU - сайт антиглобалистов информационное агентство

 

  Счётчики

 

 

 

 

Смысл экологической этики как философской науки
Автор: Касьянов Г. А.

 

Всегда любопытно следить за тем, как возникает и формируется новая область знаний. Зарождаясь в недрах старой, утвердившейся науки, она вбирает, впитывает в себя все ценные её выводы, пытаясь применить их для решения новых насущных задач, заходит постепенно в пределы смежных дисциплин, ассимилируя и переосмысливая заимствованные термины, создаёт, наконец, свой понятийный аппарат и независимую методологическую базу. Подобный же путь развития пришлось пройти и той науке, которую мы называем теперь экологической этикой.

Но в наше время, недаром называемое прагматичным, каждой науке предстоит пройти суровое испытание на актуальность. В пору информационного бума человек лишён роскошной возможности воспринимать и с благодарным вниманием анализировать любую, предоставленную ему информацию. Теперь для того, чтобы не оставаться наукой для науки, чтобы «достучаться» всё-таки до человеческих умов и сердец, ей необходимы серьёзные, очевидные доказательства своей жизненной важности. Эти же доказательства, возымев должное действие, станут и залогом жизнеспособности новой науки.

Актуальность проблем, решаемых экологической этикой, очевидна. В основании эко-этической проблематики – знаменитая шекспировская дилемма: «Быть или не быть?». Ныне философия с небывалой решительностью выдвигает в первый ряд своих задач создание адекватной стратегии выживания. Только в сфере экологической этики выводы философа приобретают поистине судьбоносное значение. Только здесь мыслитель возлагает на себя ответственность за будущее мира, указывая возможные пути спасения или гибели. Но, возникает вопрос, стоит ли привлекать философскую мысль для решения насущных, пусть даже самых злободневных вопросов? Разве нельзя, составляя стратегии выживания, обойтись сведениями и методами специальных дисциплин, таких как геополитика, политология, экономика, демография, экология?.. И обязательно ли тянуться за помощью к философии, создавая гибридные учения, каковым является экологическая этика? Опыт и размышления велят отрицательно ответить на два первых вопроса и положительно на последний.

Во-первых, философия привлекается в данном случае как универсальное знание, способное оценить и обобщить выводы любой науки, найти им законное место в системе общего знания.

Во-вторых, для самой философии здесь открываются широкие возможности в реализации своего интеллектуального и философского потенциала.

Однако существует и другая, более серьёзная причина в обращении к философии. Большинство естественных и социальных наук встречают на определённом этапе вопросы, на которые они уже не могут ответить, оставаясь в рамках своей теории, продолжая использовать традиционный набор понятий и методов. Однажды критический разум учёного меняет объекты своего внимания и обращается от уяснения фактического состояния вещей (в психике человека, в обществе, в экономике) к должному их пониманию. Таким образом, в науку привносятся понятия хорошего и плохого, должного и неприемлемого, предпочтительного и нежелательного, т.е., уже не научные, а специфические философские и этические понятия. Следовательно, если в науке возникает проблема философского свойства, то и решать её следует не по правилам этой науки, а по законам философской логики.

Каковы же те вопросы, что встали перед экологией, заставив её обратиться к опыту философской мысли? Прежде всего – это довольно старая философская проблема преодоления нигилизма, реальность которой до последнего времени не признавалась большинством учёных мира. Уверовать в её существование пришлось лишь после того, как социология обратила внимание на весьма значительную группу населения Земли, которая, как оказалось, не любит и не желает жить. Всяческое принижение ценности жизни, вплоть до полного её отрицания, предельное безразличие к себе и другим – вот сущность общественного нигилизма. Плоды его – деградация, неудержимое сползание к наинизшим точкам морального и интеллектуального развития, угнетение всех высших потребностей и влечений, пренебрежение ценностями культуры, нравственный паралич. И в самом деле, какая возможна нравственность, какие ценности, если сама жизнь ничего не стоит?

Специфика нигилизма, как глобальной проблемы заключена в том, что он представляет собой разновидность не физических заболеваний (находящихся в ведении медиков), не психических расстройств (лечащихся психиатрами), но духовный недуг, плод извращённого мировоззрения и пагубных идей, путём идейной же борьбы искореняемый. А вести эту идейную борьбу способна лишь новая философия жизни, не рассуждающая «о жизни вообще», а обращённая к её острейшим болям и тяготам, искренне заинтересованная в окончательной победе над ними.

Без такой философии любая этики, любая проповедь экологического «Не навреди!» – бессильна и беспочвенна. Она повисает в пустоте над бездной тотального отрицания.

Мы живём в эпоху, когда «отвращение от жизни» приобретает вселенский размах и остановить его в силах только новое, жизнеутверждающее мировоззрение, создание которого без использования философского опыта без пробуждения философской одухотворённости, немыслимо.