Главное меню

Главная

Гражданский Форум

Публикации

Год Украины

Персоналии

Семинары

Rethinking Modernity

• Реформа образования

Поиск

О сайте

Регистрация

Авторам

  Поиск по сайту

_

  Наши друзья

Учебный центр ИГПИ

Интернет магазин чая RESIST.RU - сайт антиглобалистов информационное агентство

 

  Счётчики

 

 

 

 

версия для печати (откроется в новом окне)

Суверенная демократия. Ненужное зачеркнуть
Автор: Олег Реут

 

В сорок третьем номере журнала «Эксперт» (20-27 ноября 2006 г.) опубликована статья Владислава Суркова под названием «Национализация будущего: параграфы pro суверенную демократию». Текст представляет собой изложение некоторых положений, поясняющих позицию чиновника по отношению к идеологеме «суверенная демократия», приписываемой ему с позиций авторства. Тринадцать положений-«параграфов» последовательно декларируют возможность и необходимость использования конструкта суверенной демократии в современном российском политическом дискурсе. Третий «параграф» посвящён рассмотрению «возражений» критиков, к которым я отношу и себя, и именно поэтому позволю себе высказать контраргументы сугубо теоретического характера.

Отдаю себе отчёт, что «растаскивание на цитаты» далеко не самый лучший способ построения диалога, но зато довольно демократичный и суверенный. Навряд ли получится полноценный обмен мнениями, а тем более глубокий и продолжительный спор. Всё ограничится, предполагаю, попыткой конструирования коммуникации между представителями политического и экспертного классов с использованием возможностей медийного дискурса. И так, приступаю – цветом выделен оригинальный авторский текст.

Возражение
Возразить крикливой фракции «интеллектуалов», для которых солнце восходит на западе, нетрудно.

Закавычивание одного из существительных однозначно определило ресурс в Рунете, на котором, по моему искреннему мнению, должны разместиться суверенные возражения автору – сайт Intellectuals.Ru.

Нет, солнце восходит не на Западе. На Западе оно садится. Смешивание, даже в попытке определённой метафоризации, научных дисциплин не приводит ни к чему хорошему и результативному. Движение светил – область изучения астрономии. Суверенитет – категория теории международных отношений, мировой политики и международного права.

Это, кстати, в полной мере можно отнести и к названию всей работы «Национализация будущего». Каких-либо пояснений и дополнений по тексту статьи не было представлено. Но словосочетание, однако, вызывает недопонимание: будущее нельзя национализировать, тем более, если перед этим его не приватизировали.

Демократичные прилагательные

Достаточно напомнить, что суверенная демократия отнюдь не доморощенная затея. Напротив, это широко распространенное и признанное практикующими политиками понятие: «Успешная трансформация новых независимых государств в суверенные демократии является центральным звеном европейской стабильности». (У. Кристофер, государственный секретарь США, 1994 г.); «… наш [Европейский] Союз хранит сущность… федерации суверенных демократий». (Р. Проди, председатель Европейской комиссии, 2004 г.).

Ссылки без указания страниц и точной библиографии, тем более со знаками многоточия довольно сложно комментировать, а уж тем более принимать на веру. Насколько выражение «суверенная демократия» вырвано или не вырвано из контекста изложения можно судить, если точно знать при каких условиях и в ответ на какие именно «затеи» артикулируется то или иное сугубо политическое положение. Дискурс не есть политическая практика, несмотря на возможность выделения «своих собственных форм сцепления и последовательности». И хотя в свою очередь политическая практика не есть «игра по правилам», собственно политика, однако, представима как дискурс.

Даже если игнорировать положение, при котором цитата становится аргументом, дискурсивная практика представляется как совокупность детерминированных функций высказывания. Применительно к изменению системы смыслов категории «суверенитет» это означает, что преданность «монополии легитимного физического насилия» подразумевает возможность оперировать следующими понятиями: государственный суверенитет и суверенное государство. С позиций основ теории международных отношений приведённые выражения не имеют прикладного смысла, так как суверенитет может быть только государственным, а само государство – только суверенным. В противном случае, перед нами несуверенитет и негосударство.

Серьезные критики указывают, что демократия не нуждается в определениях, она либо наличествует, либо отсутствует. А любое уточняющее прилагательное означает или авторитарное поползновение, или софистический подвох.

Не следует упрощать. Вопрос «нуждается ли в определениях демократия» не сводится к положению о полезности и, если позволите, академической дисциплинированности при использовании «уточняющих прилагательных». Поскольку применяется прилагательное «суверенный», то имеет смысл посмотреть, насколько применимы «уточнения» к собственно концепту суверенитета.

Если мы говорим о суверенитете исключительно как «политическом синониме конкурентоспособности» и «условии наличия собственного глобального проекта», то «суверенитет» или не должен как-либо «уточняться», или в качестве «определений» достойны только следующие прилагательные (в алфавитном порядке): абсолютный, веберовский, вестфальский, вневременной, всеобъемлющий, идеальный, идеальный боденовский, исключительный, классический, нормальный, полноценный, полный, реальный, (свой) собственный, состоявшийся, сущностный, традиционный и т.д.

Очевидно, что все приведённые выше «оттенки» описывают один и тот же объект: суверенитет или, как я рассмотрел выше, государственный суверенитет. Или национальный суверенитет. Список можно продолжать.

Если мы говорим о суверенитете с позиций разворачивающегося дискурса «суверенизация versus десуверенизация», то категория суверенитета может и должна «уточняться» настолько, насколько этого требует политическая практика. Сам суверенитет последовательно «подталкивается» в пространство дискурсивного. И, следовательно, следующие прилагательные могут быть востребованы (в неалфавитном порядке): относительный, политический, экономический, юридический, ограниченный, частичный, неполный, квази-, гибридный, формальный, формально-юридический, международный юридический, универсальный, внутренний, взаимный, размягчённый, преодолеваемый, бесполезный, прочный, утверждаемый, символический, несостоявшийся, неполноценный, народный, демократический, разделённый, нефтедолларовый, иллюзорный, мягкий, малый, условный, больной, искажённый, гомогенный, современный и т.д.

И это всё встречается в отечественной научной и научно-популярной литературе доступной мне только за последние осенние месяцы. Крайне интересно, что Владислав Сурков в своей работе «добавил» ещё одно прилагательное – всесоюзный. Для терминологического обозначения «устойчивой ассоциации суверенных государств» в пространстве складывающегося Европейского союза.

В «большой список» я бы от себя добавил: конструируемый, придуманный, банальный, довольный, гламурный, дурной, несбыточный, генетически модифицированный, эгоистичный, элитный, тайный, чистый, случайный, невозможный, драматический, эффективный, плохой, какой-либо иной, никакой. – Одним словом, разный.

Суверенные возражения

Между тем давно и точно замечено: демократия не факт, а процесс, затрагивающий самые разные области жизни людей. И процесс этот «пошел» не пять минут назад.

Пафосно популистски. Методологически неверно. Демократия – факт. Демократизация – процесс. Суверенитет – факт. Суверенизация – процесс. Десуверенизация – процесс. Гиперсуверенизация – процесс. Сурковщина – факт. Реутизация – процесс.

Многие общества в свое время считали себя демократическими, ограничивая при этом права женщин и расовых меньшинств и даже (несколько раньше) приторговывая невольниками. Была ли та демократия такой же, как теперь? И если все-таки нет, то как обойтись без определений?

Общества, которые ограничивали права женщин и расовых меньшинств и/или торговали своими и чужими гражданами, не являлись демократическими. Даже если эти общества с этим не были согласны и/или не согласны сейчас. Даже если эти общества формировали большинство и не считали себя недемократичными.

Например, относительно недавно, в конце прошлого века, некоторые эксперты стали отличать «плюралистическую» (более «современную») демократию от «мажоритарной». То есть в оценках полноты народного правления сместили политологический акцент с доминирования самой большой группы избирателей (которая, при всем к ней уважении, не представляет же весь народ) на состязание за доступ к рычагам влияния на власть всех (и самых малых) групп населения. И правильно сделали, жаль только, что не обошлись без прилагательных.

Да, без прилагательных не обойтись. Тем более тех, что образованы от существительных. Суверенный/суверенная – суверенитет. С существительными, однако, тоже следовало бы быть предельно аккуратным. Например, десуверенизация. Это – относительно новый концепт международного права и теории международных отношений. Категория, находящаяся в процессе становления. Новизна и отсутствие устоявшегося понимания того, что выступает основополагающим и определяющим в этом концепте, предопределяет создание ситуации, при которой в сам термин вкладывается различный/разный смысл. Если информация – степень снятой неопределённости, то (не-)известная мера неопределённости способствует формированию множества дискурсивных практик, не только разрешающих, но и стимулирующих отход от (мега-)нарратива «суверенитет».

Как правило, десуверенизация объединяет три составляющие: прямое или косвенное нарушение суверенитета, универсализацию прав человека и прав нации на самоопределение, становление наднациональных институтов. Но ограничение этого списка, конечно, не является правильным и корректным. Игнорирование других прочтений концепта десуверенизации приводит к политической близорукости и, как следствие, маргинализации отдельных представителей политического класса.

Под термином «десуверенизация» можно понимать следующее:

  • формирование международных субрегиональных союзов, проявляющееся посредством интеграции между государствами и децентрализацией внутри них,
  • возрастание роли глобального управления, перераспределение властных функций с национально-государственного уровня на глобальный,
  • неинтеграционная форма проявления отказа от территориальности,
  • противостояние, конфликт суверенитета и ненациональных акторов, сетевых по своей природе (сетевых сообществ, сетевых организаций),
  • расширение [минимального] набора правил, регулирующих современную систему международных отношений,
  • отрицание ценностей суверенитета,
  • фрагментация юридическо-институционального подхода, увязывающего суверенитет и государство или суверенитет и, например, легитимность политического режима.

Определений десуверенизации, фиксирующих разные аспекты рассматриваемой проблематики, можно представить несколько десятков. Для подготовленного эксперта-международника это не составит большого труда. Обозначение десуверенизации только как девальвации или каникул суверенитета или только как формирования «всесоюзного суверенитета» автоматически способствует тому, что в идеологеме «суверенная демократия» главным оказывается не «уточнение» демократии, а декларирование приоритета понятия «суверенитет» над всеми прочими. Суверенитет оказывается важнее демократии.

Перенос ударения на отдельные составляющие демократического процесса неизбежен и необходим в каждой новой точке исторического пространства-времени. В каждом новом контексте перманентного соперничества людей и доктрин.

Для сторонников и идеологов «абсолютной ценности» процесс десуверенизации представляет собой замену/подмену политического суррогатным, виртуальным и эволюцию в направлении создания ситуации «суверенитет без суверенитета». Администрирование, технологичность, «правительственность» и полная нечувствительность к политическим факторам начинают определять реакцию удержания суверенитета перед лицом новых вызовов, инициированных десуверенизацией.

Суверенитет, лишённый абсолютов, представляет собой не менее загадочное для дискурсивных практик пространство. Предельно важная связь обнаруживается между антиподами: несуверенитетом и суверенитетом, десуверенизацией и гиперсуверенизацией. Последняя понимается как отсутствие структурных ограничений для реализации суверенной политики, отсутствие ограничений в сфере суверенного вообще. Следует отметить, что в этих условиях все вне-суверенные зоны (т.е. пространства с выделенными или фиксированными границами) начинают исчезать.

Суверенными становятся рыночные отношения (построенные на праве частной собственности), блогосфера и интернетовские коммуникации (через организацию условий функционирования различных сообществ), институт семьи (к примеру, фраза «Мой дом – моя крепость» начинает использоваться в качестве объяснения определённых политических предпочтений). Суверенными становятся космополитичное искусство, сфера интимного и индивидуализированного (именно так, наверное, возникают суверенные личности). Суверенными становятся возражения. Более того, исключительной особенностью российского дискурса десуверенизации-гиперсуверенизации стало отнесение к суверенному демократии.

Суверенная демократия, наряду с множеством смыслов и знаков, привнесённых в дискурсивные практики, характеризует общее положение распространения концепта суверенитета в новых пространствах политики и неполитических сферах. В условиях десуверенизации «конец суверенитета» совпадает с его «рождением». А факт появления статьи «Национализация будущего: параграфы pro суверенную демократию» лишь «совпадает» с процессами подготовки екатеринбургского съезда «партии власти» и смены электоральных циклов. Факт появления статьи именно в «Эксперте» «совпадает» с процессами купли-продажи на российском медиарынке, в частности приобретением крупным российским предпринимателем, контролирующим Русско-Азиатскую инвестиционную компанию, блокирующего пакета акций компании «Медиахолдинг «Эксперт»».

Олег Реут – докторант, участник мастерской «Новые пространства политики и способы их изучения» Российской ассоциации политической науки, научный руководитель семинара «Европейская дискуссия» российского некоммерческого фонда «Наследие Евразии» (г. Москва).

cheap car insurance quotes
написал Burton burton_sauer@inbox.com 04:26:42 20/08/2017

cheap car insurance online
cheap car insurance online
cheap car insurance quotes
cheap car insurance quotes

   Наверх

 

работает ли титан гель
написал Arlette l-plottseva@mail.ru 11:03:20 14/05/2017

титан гель в сургуте
титан гель как использовать
интим гель титан
титан-гель
титан гель до и после
как правильно использовать титан гель https://2pay.pro/titan-gel/

   Наверх

 

работает ли титан гель
написал Arlette l-plottseva@mail.ru 11:01:52 14/05/2017

титан гель в сургуте
титан гель как использовать
интим гель титан
титан-гель
титан гель до и после
как правильно использовать титан гель https://2pay.pro/titan-gel/

   Наверх

 

Noja Aventura Albergue, Centro De Turismo Activo Y Campamentos
написал Emory arlettecollymoresdjy@yahoo.com 21:48:41 10/05/2017

Una zona que adem_s de su belleza exterior” con frondosos bosques, verdes prados,
monta_as r_os y incre_ble costa, su interior guarda una fant_stica red de grutas.
Entre ellas resaltan las de Altamira declarada, junto a otras varias m_s de la regi_n, patrimonio de
la humanidad por la Unesco. http://www.sleeve-pack.com/ind­ ex.php/component/k2/itemlist/u

   Наверх

 

Noja Aventura Albergue, Centro De Turismo Activo Y Campamentos
написал Emory arlettecollymoresdjy@yahoo.com 21:47:57 10/05/2017

Una zona que adem_s de su belleza exterior” con frondosos bosques,
verdes prados, monta_as r_os y incre_ble costa, su interior guarda
una fant_stica red de grutas. Entre ellas resaltan las
de Altamira declarada, junto a otras varias m_s de la regi_n, patrimonio de la humanidad por la Unesco. http://www.sleeve-pack.com/ind­ ex.php/component/k2/itemlist/u

   Наверх

 

Комментариев всего: 6191. Смотреть все комментарии

 

Заголовок: 

Имя:  E-mail: 

Текст комментария: