Оценка имиджа КПРФ и рекомендации по его изменению

Автор: Александр Шишов

То, что теперь в Мосгордуме присутствуют представители от партии КПРФ, можно отнести к числу «незамеченных сенсаций». Хотя это серьёзная победа для партии, которая никогда ранее не была представлена в этом органе власти. Изменение ситуации свидетельствует о наличии социальных проблем и реального недовольства местной властью даже в столице – традиционно «антикоммунистическом» регионе. Однако для того, чтобы удержаться у власти на этом уровне, чтобы не потерять, а возможно и укрепить свои позиции, партии КПРФ нужно научиться успешно функционировать в рамках сложившейся политической системы, либо же эту самую систему изменить. На кардинальные изменения сложившейся политической обстановки ни одна политическая сила не способна, ибо сама обстановка имеет свойство «включать» в себя любую оппозиционную и откровенно деструктивную деятельность. Партия КПРФ, как и все другие, была обречена на «встраивание» в систему. Причём «встраивание», в силу ряда факторов, таких как личные особенности лидеров партии, текущие исторические события, внешнее давление, внутренние противоборства и др. происходило пассивно. В отличие от активного сценария, такая адаптация даже не имеет достаточного реформистского стимула для того, чтобы как-либо повлиять на систему политических взаимоотношений. Выражаясь проще, КПРФ приняла правила игры, навязанные окружающей действительностью. Это является важнейшим фактором формирования имиджа партии.

Не существует однозначного ответа на вопрос – кто создал имидж КПРФ таким, каким он является сейчас. СМИ, подстёгиваемые поощрением властных структур с одной стороны и болезненной ненавистью к советской системе с другой; «партия власти», постоянно выступающая с критическими намёками в адрес оппозиции; лидеры КПРФ, не способные либо не желающие отражать идеологические атаки? Все эти факторы, попадающие в условия российского менталитета вообще и политической культуры в частности, отражаются на формировании имиджа партии в глазах избирателей. Но в основном стараются СМИ. Они, по большей части, делают из КПРФ (как и из другой партии) то, чем она является. Они умело манипулируют с реальными фактами, не изменяя их, но заставляя играть против КПРФ.

Сразу оговорюсь – ниже отмечены наиболее, на мой взгляд, яркие и чётко выраженные черты имиджа партии, которые, однако, являются не единственными. Кроме того, эти черты некатегоричны и слегка расплывчаты, то есть в некоторых частях совпадают друг с другом:

  • Партия Стариков
  • Партия Болтунов
  • Партия Демагогов
  • Партия «пораженцев-нахлебников».

1. В СМИ КПРФ представлена как «партия стариков». Образ среднестатистического члена КПРФ – пенсионер/пенсионерка, несущие красный флаг и обладающие стандартным набором фраз, обращённых в основном в прошлое, вроде «вот при советской власти такого не было», «всё развалили», и т.д. Если же речь и заходит о молодых коммунистах, то последних пытаются представить в образе хулиганов. Тем самым показывается, что у партии «нет будущего», что основной её костяк – это люди старшего возраста. Эти люди уйдут, а на замену им никто не встанет. Создаётся ощущение партии угасающей, теряющей силу, не способной к инновациям.

Это – что касается СМИ. Однако вольно или невольно и сама партия подталкивает нас к такому восприятию. Есть случаи, когда выдумывать или преувеличивать ничего не приходится. Главное – обратить внимание на компрометирующий (в данном случае – вызывающий определённое отношение как к «партии стариков»), ошибочный поступок со стороны партии, и показать его в нужном свете. Обратимся к примеру парламентских выборов 2003 года. Тогда КПРФ, желая модернизировать свой имидж, выдвинула ряд инициатив, связанных с современными техническими возможностями и веяниями культуры. Среди этих инициатив – рассылка смс-спама агитационного содержания, создание музыкального агитационного ролика со словами «это мой выбор, это мой реп, я голосую за КПРФ», и некоторые другие. Этими действиями было показано отсутствие понимания молодёжной культуры. Взять хотя бы музыкальный реп-ролик. При его просмотре создаётся впечатление, что фокус-группой, на которую он направлен, является молодёжь вообще. Кажется, будто у его создателей есть представление о молодёжи как о каком-то монолите, сплошь увешанном ярлыками. «Молодой – значит, любит реп». Создатели ролика не учли, что реп нравится не всей молодёжи, кто-то его откровенно презирает (кстати, среди молодых сторонников левых таких крайне много, ведь реп – порождение американской культуры и один из символов глобализации). А те, кто увлекается репом, сразу отличат «подделку» (качество музыки и видео было объективно отвратительным), поймут – к ним неумело пытаются «подмазаться», сойти за своих.

Имидж «партии стариков» сохраняется за КПРФ и сейчас. О том, как возможно его изменить, будет сказано ниже.

2. Что я подразумеваю под такой характеристикой как «партия болтунов»? Здесь очень важно не перепутать это определение с нижеследующим, «партия демагогов».

По сути, здесь имеется ввиду текстуально-фразеологическая проблема партии. Закостеневшие формы риторики. Не употребляемые в нынешних политических условиях термины. Нынче нет буржуа и капиталиста как категории людей. Переустройство социалистического общества изменило язык: теперь существуют предприниматель, менеджер и другие, но никак не буржуи. Однако КПРФ упорно держится за эти понятия. Нет, буржуа не исчезли. Не исчезли те категории, которыми оперирует коммунистическая риторика. Но в связи с изменением языка избиратель уже не может увидеть эти категории. СМИ не говорят: «Сегодня был застрелен капиталист» Они говорят: «Сегодня был застрелен коммерсант».

При анализе данной черты партии мы никак не можем говорить об «устаревшей» фразеологии. Мы можем говорить лишь о том, что эта фразеология стала непонятна, перешла в абстрактную форму, когда человек не видит связи понятия и действительности. Слова «класс», «буржуа», и т.п. потеряли своё свойство знаков. Они остались обозначающим, но вот само обозначаемое расплывчато, не имеет ясности, за него нельзя ухватиться. Человек (особенно тот, чей период политической социализации пришёлся на пост-перестроечное время), слушая выступление, основанное на такой фразеологии, поймёт его скорее интуитивно. В нём не будет уверенности в правильности речи, потому что не будет ясности мысли. Важнейшей деталью агитационного выступления является необходимость «разложить всё по полочкам» в сознании слушателя. Показать, где враг, где друг, где совпадение, а где разница интересов. Показать, кто виноват и что делать. Чётко и категорично. Если у слушателя не будет чёткого осознания предметов разговора, - выступление оратора будет малоэффективным.

Продолжением этого является проблема «зазубренных» фигур речи. Для СМИ стало традиционным вырывать из выступлений коммунистов такие речевые фигуры: «преступный, антиконституционный режим», «грабительские реформы», «антинародное правительство». Для коммунистов стало традиционным не замечать этого и не пытаться изменить свою риторику. В итоге все выступления кажутся однообразными, скучными, серыми и заранее известными (что, кстати говоря, поддерживает имидж «партии стариков»). Это очень удобно для противников КПРФ, ведь не только имидж партии теряет от однообразности, но и контраргументацию практически всегда можно просчитать заранее. Потому в дебатах КПРФ часто оказывается в невыгодном положении.

3. Имидж «партии демагогов» создавался по большей части СМИ, и сама партия, в отличие от предыдущих двух пунктов, в его становлении принимала мало участия.

Что обозначает «партия демагогов»? Условно это можно выразить любимой в народе фразой «они только болтать горазды». Иначе говоря, партию обвиняют в бездеятельности, демагогии, популизме. В противовес ей выдвигается партия, поддерживаемая властью – «Единая Россия». Вот, мол, мы и каток построили, и детскому дому помогли, и всё-всё-всё сделали, а вы только себе и знаете, что митинговать. А ничего полезного совершить не хотите. Здесь убиваются сразу несколько зайцев. Во-первых, дискредитируется партия КПРФ (хотя в более широком плане дискредитируются вообще все оппозиционные партии, которые в силу своего положения лишены мощных финансовых вливаний со стороны Кремля, а потому – лишены и возможности «делать реальные дела»). Во-вторых, дискредитируется идея митингов, стачек и забастовок как таковая. Применяется стандартная западная риторика, не всегда понятная человеку среднего возраста, но вполне освоенная молодым поколением. «Надо работать, и тогда всё у нас будет, а митингами и забастовками ничего не решишь – только время потратишь».

Имидж «партии демагогов» увеличивает своё влияние по мере снижения среднего возраста избирателя. Старшее поколение помнит КПСС и те дела, что делались под её руководством. Кроме того, многие понимают, что «Единая Россия» обладает возможностью быть «партией реальных дел» лишь благодаря помощи Кремля. Однако среди молодёжи представления о реальном положении дел довольно-таки размыты, а выбор между «работать и зарабатывать» и «отнять и поделить» делается в абсолютной уверенности, что никакого подвоха в такой постановке вопроса и быть не может.

4. В определении «партия пораженцев-нахлебников» сочетаются два аспекта: «партия пораженцев» и «партия нахлебников». Эти два определения цепляются друг за друга и за вышеприведённые черты имиджа партии КПРФ.

Откуда возникли такие названия и соответствующий им образ партии? Насколько вообще обосновано с логической точки зрения можно действительно применять к КПРФ эти характеристики?

К ответу мы придём через понятие «менталитета». Спросите любого социолога – какая главная черта российского менталитета? И он, конечно же, ответит – патернализм. Для российского народа (и московского электората в том числе) долгое время было характерно представление о государстве как о заботящемся и защищающем. Это вполне объяснимо – наша страна издревле развивалась в условиях рискованного земледелия, когда члены крестьянской общины поддерживали друг друга. Пришлось нам пережить и татарское иго, в наследство от которого нам достались институты самодержавной власти. Советское государство, где одной из главнейших категорий являлась «забота», внесло свой вклад в патерналистское видение государство, представило народу физическое ощущение заботы, уверенности и постоянства. Я бы назвал это фактором чрезмерной защищённости, когда забота перешагивает через границы разумного и чуть ли не становится безграничной. Состояние абсолюта же зачастую приводит к пресыщенности.

После крушения Советского Союза началось формирование нового государства, а вместе с тем – и новой системы ценностей. Так как система эта была заимствована из западных стран, она не соответствовала реалиям наших пространств. Но между тем, новые ценности были насаждены сверху и впоследствии приняты многими людьми. Создалась двойственная ситуация – с одной стороны, сегодня сильны патерналистские настроения, а с другой – либеральные (назовём их так). Либеральные настроения – это американская концепция self made man, человек, который делает себя сам. Независимо ни от кого и не нуждаясь ни в чьей заботе. Опять-таки, молодое поколение в большей степени привержено американской, либеральной модели, в то время как старшее – патерналистской.

КПРФ в своей агитации делает упор на патернализм. Вполне логично, что представители старшего поколения, из которых и состоит верхушка партии, будут придерживаться этой традиционной для русского менталитета установки. Однако нельзя не обращать внимания и на новые тенденции. Политические противники КПРФ используют патерналистски окрашенные речи партии с тем, чтобы обвинить её, пусть скрыто, в «нахлебничестве». То есть – в нежелании работать усердно, в желании того, чтобы всё предоставляло государство, в неспособности приспособиться к новым условиям, в постоянном «нытье» («нас лишили этого, нас лишили того!»). В пример частенько приводят лозунг «всё отнять и поделить».

Ярлык «Пораженец» в данном случае означает партию, которая якобы по собственной вине потеряла лидирующие позиции, а теперь ругает окружающую действительность за собственные ошибки. Попытка выставить партию КПРФ «пораженцем» основана именно на американской культуре человека, который делает себя сам и сам отвечает за свои ошибки и неудачи. И в молодёжной среде эта попытка будет иметь больший успех, нежели в рядах старшего поколения. Как и в случае с имиджем «нахлебников».

Попробуем поразмышлять о том, какие у КПРФ существуют способы изменения имиджа.

1. От «партии стариков» - к «партии всех возрастов». КПРФ необходимо показать, что в партии есть молодые, энергичные люди, со свежими взглядами, готовые действовать и обучаться, защищать интересы старшего поколения не хуже самого старшего поколения. Нужно ввести несколько человек из партийной молодёжи в публичную политику. Нужно показать взаимодействие, построенное на принципах взаимного уважения и взаимной заинтересованности. В связи с этим провести ряд PR-акций, доказывающих политическую волю молодых партийцев, способность партии к «перерождению» и омоложению.

2. Необходимо принять новую фразеологию. Можно как перенять существующие в современной, «официальной» речи обозначения (что, конечно, будет играть на руку системе), либо предложить свои – оригинальные, но понятные подавляющему большинству граждан (что, безусловно, гораздо труднее). Уйти от стандартных фраз. Стараться, чтобы они не звучали во время выступлений в привычных формулировках. Пользоваться метафорами и эвфемизмами, чтобы уйти от традиционного заезженного звучания, но вместе с тем сохранить смысл, понятный избирателю.

3. Как ни прискорбно, но в случае с «партией демагогов» придётся играть по навязанным правилам. Что уж поделаешь, если электорату нравится, когда его подкупают облагороженным подъездом или новым катком. Отсутствие финансового и административного ресурса в данном случае можно обойти. Ведь «реальные дела» - это не только строительство и уход за сиротами. Реальное дело – это ещё и пикет (не митинг! – они воспринимаются как раз как часть демагогии и «подлизывания» к избирателю) против строительства казино, который увенчался успехом, и многое другое. Важно помнить, что «реальными делами» надо заниматься не только в период избирательной кампании.

4. Самыми сложными вопросами всегда были идеологические. Идеология – она как вера – ей отдаёшься целиком, будучи с детства воспитан в нужной культурной традиции. Но так как современное российское государство воспитывает граждан в двух традициях одновременно, то и действовать политическая партия должна «на два фронта». С одной стороны, показать себя сильной и самодостаточной – для западников, с другой – приверженной идеалам социальной справедливости – для традиционного электората.

Итак, для успешного функционирования в условиях современности, партии КПРФ необходимо приобрести имидж успешно и крепко развивающейся партии с давними традициями и прекрасными тенденциями, ратующей за социальную справедливость как за «вознаграждение по заслугам», отказавшейся от политической демагогии и закостенелых форм речи. Необходимо проявлять политическую волю, чему немало может способствовать нахождение в оппозиции. Партия должна предстать перед зрителем молодой и сильной. Она должна создавать иллюзию зарождающегося в её недрах нового, будь то новый строй или новая идеология. И, конечно, партия ни в коем случае не должна отказываться от своей оппозиционности и идти на публичные сделки с властью (подобные тем, что она совершает после каждых выборов), иначе растеряет всех старых сторонников и не сможет приобрести новых.

Список источников:

  1. С.Г. Кара-Мурза, «Манипуляция Сознанием», М.: Эксмо, 2003.
  2. Р. Барт, «Мифологии», М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2000.
  3. А. Тарасов, «Революция не всерьёз», Екатеринбург: Ультра.Культура, 2005.
  4. Е. Богданова, «Советская традиция правовой защиты, или В ожидании заботы» (журнал «Неприкосновенный Запас: дебаты о политике и культуре, №1(39), 2005, стр. 76).
  5. Л. Левинсон, «Миф о патернализме» (там же, стр. 84).
  6. http://dni.ru/
  7. http://www.cprf.ru/